Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Про фестиваль молодежи в 1957 году

Разбирая документы и архивы, я нашла девичий дневник своей мамы - и с нежностью и грустью прочитала от корки до корки. И там есть кусок, который, как мне кажется, будет интересен широкой публике - про ее впечатления от фестиваля молодежи и студентов в 1957 году, уникального, в общем-то, события в жизни Советского Союза - когда железный занавес на несколько дней немного приподняли.

Под катом - довольно большой текст, потому что мама писала о своих впечатлениях о фестивале почти каждый день. Ей даже удалось попасть на бал для гостей фестиваля в Кремле. 1957 год. Маме 16 лет.



27 июля 1957 г
<…> Теперь о фестивале. Он еще не открыт, но уже так чувствуется его приближение. Вот о нем буду писать каждый день, это точно. Во-первых, с удовольствием стала читать «Комсомолку» - в ней столько интересного! В Москву едут и едут новые делегаты. Москва в эти дни замечательна. Всюду огни, плакаты, на всех окнах, витринах – вырезанные из бумаги цветы, эмблемы. На каждой площади, улице, бульваре есть что-то свое интересное. На площади Дзержинского – ковер-самолет, маленькие скверики на Неглинной улице не узнать, на Манежной площади – огромная сцена. Наша Сретенка, как всегда, оказалась самой лучшей улицей. Как только начали съезжаться делегаты, по ней целыми днями курсируют автобусы. И опять-таки наша Сретенка оказалась самой гостеприимной улицей. Как только показывается автобус, все начинают приветствовать гостей и так это хорошо улыбаться. Кого уже только мы ни видели! А вчера с Норкой отправилась на Красную площадь. Сначала увидели автобус с англичанами. Подбежали, ну, конечно, никуда не протолкнешься, его облепили прямо-таки. Девушки-англичанки обыскали свои сумочки и так ничего и не нашли в обмен на то, что им дали наши. Сейчас же подоспели, конечно, любители автографов. Потом мы отошли от этого автобуса и попали в круг, который образовался вокруг группы молодых немцев. Они, взявшись за руки, пели наши и немецкие песни. Мне особенно понравилась хорошенькая белокурая девушка. Держалась она очень просто и хорошо. Потом приехали чехи-музыканты. А после этого я, поборов смущение, приколола одному немцу значок, а он мне взамен дал свой и сказал «спасибо!». Как приятно, что они говорят на нашем языке (причем, почти все). <…> А вот завтра будет чудесный день! Я иду на открытие фестиваля!!! Представляю, что там будет!

28 июля
Сегодня – день открытия. Еле-еле пробрались на стадион. Ну, а что там было, описать почти невозможно. Конечно, самым интересным было шествие всех делегатов. Я не помнила себя от восторга. Замечательными были выступления спортсменов. И всем они очень-очень понравились. Я все смотрела, нравилось ли все это нашим гостям. Да, им очень все нравилось. А после этого чудесного дня мы еще разговаривали с индийцем, с суданцем. В общем, день оставил неизгладимое впечатление. Чувствую, что ничего не получилось, но писать об этом очень трудно.

3 августа
<…> И вдруг приехала мама! (на дачу к подруге, где моя мама гостила – Т.Б.) Я сначала-то не испугалась, а потом все во мне замерло. А оказалось, что дядя Коля достал билеты… в Кремль!!! Я моментально собралась, поехали, и вот уже мы в Москве! Я наскоро помылась, причесалась, оделась. Как можно лучше. На бал! Когда ехала, казалось, что все должны угадать, куда я еду. С гордостью и волненьем прошла через цепочку милиционеров. На Красной площади – почти никого. Все смотрят на меня и улыбаются (если не все, то многие). Наверное, вид у меня был очень забавный: стоит такая чистенькая, наглаженная, торжественная и счастливая девчонка и так это серьезно на все посматривает. Ну, я не выдерживала и тоже улыбалась. Подождала Инночку, Ирину (девочку из Ленинграда). Потом встретили еще одну девочку – Галю, знакомую Инночки. Так вчетвером и ходили. Ну, что мне больше всего запомнилось? Встречали гостей у Спасских ворот, потом все они проходили (как я потом узнала) вниз, в Тайницкий сад. А мы пошли дальше. Конечно, никогда в жизни я не видела и не увижу, мне кажется, столько людей разных-разных национальностей в разных костюмах, разной окраски кожи, разных по внешнему виду и, как говорят, по внутреннему содержанию, по вкусам, интересам и т.д. Русских было совсем мало. Ходили мы и смотрели на всех и все. Здесь же выступали узбеки, горцы. Гостям, кажется, нравилось. Они осматривали соборы, ходили по территории. На Ивановской площади собрались в кружок веселые итальянцы. Они пропели несколько знакомых мелодий, собрали вокруг толпу. Уже сегодня я видела в «Комсомолке» одного из них – самого жизнерадостного. Не зря старался! В девять часов вокруг вспыхнули огни прожекторов. Бал был открыт белокурой девушкой – хозяйкой бала. Да, еще до открытия увидела Ханановну (мамина учительница, которую она боготворила – Т.Б.), очень удивилась, обрадовалась и испугалась. Конечно, подойти я не могла, тем более, что она была с подругой. Так что я любовалась издали. Итак, бал был открыт. Мы все думали, что нас пустят в Большой Кремлевский дворец. Ничего подобного! Остановились у одной небольшой эстрады. Меня пригласил итальянец. Немного говорили по-английски. Конечно, позор! Потом спустились все вместе в Тайницкий сад. Там все-таки было потеплее и как-то уютнее. Впоследствии мы там и закусили. Конечно, все было очень свежим и доброкачественным. Здесь получилась небольшая забавная история. Из какой-то бочки пива забил фонтан, высокий, рыжий. Всем очень понравилось, потому что сразу грохнул смех. Потом к нам подошел один француз и спросил, разговариваю ли я по-французски. Ему сказали, что Инночка разговаривает. Но она не нее даже не посмотрел, взял меня за руку и стал болтать. Оказалось, что он учится в Париже русскому языку. О чем он только меня ни спрашивал! И где я живу, и где работает мой папа, и где я учусь, и сколько мне лет, и была ли я в Париже и т.д. А сам то за локоть, то до плеча добрался, а то вдруг стал обнимать. И, главное, приговаривает: «У нас в Париже так принято, «за мир и дружбу». Ну, мне так гадко стало, я сняла его руку и сказала, что у нас совсем другие порядки и обычаи. Ну, в общем, кончилось тем, что я отказалась с ним идти танцевать и ушла к девочкам. Он отравил мне все настроение, и я уже потом боялась всех. А вообще красивое лицо, особенно глаза. Много было красивых лиц, костюмов. Большинство в бальных платьях, а также в национальных костюмах. Следующим моим партнером был кореец. Это действительно симпатичный человек. И танцевал вполне нормально, и приколол два значка, и хорошо разговаривал. Потом мы впятером пошли по аллее, разговаривали. У него была семья в 12 человек, и вот после войны с американцами остался он один. И он так трогательно сказал: «Ну, ничего, ничего». Он спешил, поэтому мы быстро распрощались. Потом мы пришли на небольшую площадку, где были танцы. Там и остались до конца вечера. Очень хорошо танцевали и играли девушки и юноши из Болгарии (по-моему). Потом еще был очень хороший момент: пели и танцевали мелодию «Индонезии», а здесь же были двое из этой страны, так что стоило посмотреть на их лица (они были восторженными). Потом я вдруг увидела Ханановну. Она танцевала с итальянцем, а потом вышла в хоровод, такая веселая и поет. Увидела, говорит: «Иди к нам». Ну, я, конечно, с удовольствием. А она никак не могла с ним объясниться, так и дала ему понять, что не хочет с ним разговаривать. Ну, потом я танцевала с одним чудным шведом. Он от веселья был как пьяный, что-то прыгал, прыгал. А вообще ничего. Танцевали с Ханановной. Как с ней здорово, я ничуть не стеснялась, и она вроде ничего со мной. Потом два танца протанцевала с негром из Черной Африки. Он не очень черный и такой симпатичный! И танцевал так хорошо, бережно. А я уже всех боялась и убежала от него. Хочется еще раз его увидеть. Совсем уже поздно был замечательный фейерверк и салют! Так было чудесно. А потом вместе с Ханановной возвращались домой. День замечательный! Запомнится, конечно, надолго.

6 августа
Вечером ходили на международный концерт классического балета в зал им. Чайковского. Еще раз убедилась в том, что наш советский балет лучше всех. Финский балет какой-то странный, чешский, албанский, видно, нашей школы.

8 августа.
Вечером были на национальном концерте Англии. Один за другим выступили 3 джаза и только! Самым интересным было выступление негритянской певицы. Очень живо, темпераментно, но, конечно, своеобразно.

17 августа
Да, опять большой промежуток. Все никак не привыкну я писать сюда то, о чем я думаю. Фестиваль кончился, закрытие я смотрела по телевизору у Ю.Ю. (с Надей, конечно). Было грустно, когда 12, 13 августа уже не видно было автобусов, курсирующих по Сретенке. Да, жаль, уехали все, и больше уже никогда в жизни, наверное, не увидишь всего этого. Остались только воспоминания да газеты.
Tags: воспоминания, мама
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments