Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Флешмоб. Пост пятый и последний. Самое забавное приключение.

Вороша прошлое, я поняла, что либо память у меня плохая, либо я живу скучной жизнью, и приключений в ней мало. Про самое яркое приключение под названием "Пол Маккартни в Петербурге", закончившееся для меня стремительным разрушением всей прошлой жизни, большинство из вас знает. Поэтому расскажу забавную историю, которую можно было бы с особым цинизмом озаглавить "Римские каникулы".

Каждый год весной я езжу на книжную ярмарку в Болонью. История, которую я хочу рассказать, случилась три года назад. Одновременно с ярмаркой нужно было срочно забрать из типографии под Римом шестьдесят экземпляров напечатанных для нас каталогов для выставки, открывавшейся в Москве в последний день ярмарки в Болонье. И так получилось, что сделать это, кроме меня, было некому. Причем выяснилось это уже после покупки аэрофлотовских билетов. Поэтому немедленно по приезде в Италию мы купили для меня билет Эйр-Франс в Москву через Париж. Другого не было. В Болонье я купила себе билет на ночной поезд до Рима, помню, что меня еще поразило, что на нем было написано donna. И действительно, когда я в половине второго ночи села в поезд, выяснилось, что в купе одни женщины. "Дверь запереть, деньги в карман", - строго сказал мне проводник. И мы поехали.

Поезд прибывал в половине седьмого утра, первая электричка в пригород, где была расположена типография, отправлялась в половине восьмого, таким образом, мне надо было чем-то занять этот час. Проснулась я в шесть. В купе осталась всего одна средних лет тетка, которая, увидев, что я открыла глаза, решительно сказала: "фумаре!", открыла окно, и мы с ней закурили, попутно пытаясь объясниться. Выяснилось, что у нее есть какие-то русские корни в семье (как водится; помнится, как-то раз мы объяснялись с дядькой на платной парковке в Болонье, я сказала своему коллеге что-то по-русски, после чего дядька вдруг заговорил с нами на чистейшем русском языке без тени акцента - музыкальная нация! - сообщив, в частности, что у него русская жена, причем слово "жена" он вспомнить не мог и все показывал на свое обручальное кольцо).

Прибыв на вокзал Термини с намерением сдать чемодан и посмотреть хотя бы Колизей, я выяснила, что камера хранения почему-то закрыта. Я вместе с чемоданом спустилась в метро. Кассы там еще были закрыты, а автоматы не работали. Переться пешком с багажом до Колизея я не рискнула (тем более, у меня не было карты), так что в течение последующего часа проснувшиеся в это субботнее утро жители Рима могли наблюдать странную картину - шатающуюся по улицам вокруг вокзала девушку с большим чемоданом. Я даже умудрилась сделать несколько фотографий. Затем я села в электричку и поехала в типографию, где меня напоили кофе, выдали тираж каталогов в большой сумке, посадили в первый фиат, за рулем которого был дядька лет шестидесяти, и мы поехали в аэропорт. Дядька по-английски не говорил, но по дороге всячески выспрашивал у меня, люблю ли я Италию. "Белиссима???!" - грозно вопрошал он. "Перфетта", - покорно отвечала я. "Аморе?!!!" - "Си!!!" Как только я объяснилась в самой горячей любви к этой стране, мы приехали. Сумка с каталогами была тяжеленной - килограммов 25, плюс мой собственный чемодан тоже кое-что весил, так что пришлось, разумеется, заплатить за перегруз. Промежуток между рейсами Рим-Париж и Париж-Москва был всего час, вдобавок, самолет в Риме задержался на час с лишним. Скажите, капитан, спросила я, когда тот фланировал по проходу, а точно ли я успею пересесть? Конечно, мадам, ответил он, у нас очень хорошая система connection flights.

Мы пролетели над Парижем, и я поразилась его геометрической красоте с воздуха. Когда мы сели, до вылета московского рейса оставалось пятнадцать минут. Я вылетела в здание аэропорта, нашла на табло свой рейс и попыталась найти указатели на терминал В. Их не было. Поскольку за моей спиной была стеклянная стена, я двинулась в единственно возможном направлении. Через несколько минут мне попались аэропортовские охранники. "Где терминал В?" - задыхаясь, спросила я. Они вяло пожали плечами. В этот момент у меня появилось острое желание покинуть стены аэропорта и отправиться в Париж хотя бы на одну ночь, но чувство долга победило.

Наконец появились указатели, а там и стойки паспортного контроля. До вылета оставалось пять минут. Пограничник почему-то очень долго вертел в руках мой паспорт, а потом, сильно заикаясь, спросил: "М-м-м-моску?" "М-м-мудак, кефиру!" - чуть не ответила я. После сей приятной беседы я домчалась до своего гейта, где было еще несколько запоздалых пассажиров. Нас погрузили в стеклянный автобус, напоминавший паука на длинных ногах, которые опускались и поднимались. Доехав на нем до самолета, мы поднялись на высоту двери, после чего водитель автобуса по-свойски постучал в уже закрытую дверь. Реакции не последовало, и тогда автобус переместился влево, чтобы можно было постучать в окно пилотов. Мы погрузились в самолет и взлетели. В Шереметьево была длиннющая очередь на паспортный контроль, и когда я вышла в зал прилета, лента с багажом уже остановилась, и ни сумки с каталогами, ни чемодана на ней не было. Я отправилась к сотруднице Эйр-Франс и выяснила, что мой багаж в Париже не успели перегрузить, причем сказано это было само собой разумеющимся тоном. Таким образом, моя миссия провалилась, потому что каталоги должны были быть на выставке уже на следующий день. Ей-богу, лучше бы я осталась в Париже. В этот момент я порадовалась только одному - что положила купленные в Италии свадебные туфли в сумку с документами и проч. Меня заставили заполнить таможенную декларацию, что совершенно не входило в мои планы, ибо за каталоги могли взыскать пошлину, и при нормальном развитии событий я бы прошла с ней через зеленый коридор. От предложения привезти ее мне домой я отказалась и сказала, что приеду за ней на следующий день сама, когда прилетит следующий рейс из Парижа. Встречавший меня сотрудник довез меня до дому, и мы договорились встретиться в Шереметьево на следующий день. Это было воскресенье; проклиная все на свете, я поперлась в аэропорт, по справке о потерянном багаже попала в зал прилета, погрузила сумку и чемодан на тележку, сделала отсутствующее лицо, смешалась с толпой и благополучно вышла через зеленый коридор, после чего каталоги немедленно уехали туда, где они были нужны.

А в Рим я попала только на следующий год и провела там незабываемый день. Спасибо, что дочитали, дорогие друзья.
Tags: путешествия, флешмобы
Subscribe

  • Труд года

    Ну что же, Новый год к нам мчится, и пора уже подводить его итоги. Главный-то итог у меня понятно какой, но до него мы еще дойдем в следующих…

  • Главное - хвост

    Когда-то я думала, что возненавижу своего павлина в районе хвоста. Тем не менее, хвост я вчера добила. Осталось вышить то, что справа от птицы.…

  • Про мою внутреннюю эмиграцию

    Ну что же. За отчетный период (5 месяцев, начато в июне) я вышила все, что слева от павлина. И приступила собственно к птичке. Интересно,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments