April 23rd, 2006

okno

Пропал калабуховский дом

В Новодевичий стали ездить политики. Кажется, это был Громов. И это означает, что крестным ходом теперь не пойдешь. Выходят служки и дьяконы, священники и хор, монахини, дети из воскресной школы, потом митрополит со свитой, Громов с охраной (где тот инкубатор, в котором делают охранников для политиков?), после чего двери закрываются изнутри. Я люблю Новодевичий за размеры церкви и отсутствие колонн, там даже по таким праздникам можно дышать. Ну, и еще много за что люблю. Но пасхальная служба постепенно все больше и больше становится праздником для своих.

Впрочем, это все неважно. Собственно, я прихожу на пасхальную службу ради одного-единственного момента - когда в глубине алтаря начинают тихонечко петь "Воскресение Твое, Христе Спасе", и лица людей одно за другим освещаются. Остальное все суета. В храм монастыря привезли благодатный огонь из Иерусалима, и я позволила себе поколдовать над свечкой. Пусть благодать осенит всех моих близких. Христос воскресе!