Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Categories:

Про Лондон



Про связь без брака

И действительно, я уснула в самолете еще до взлета, чего со мной отродясь не случалось. Три ночи в больнице через одну сказались. По прилете я включила телефон и обнаружила, что мой умненький аппарат сам себя перевел на три часа назад. Впрочем, московскими сим-картами мы пользовались недолго. Устроившись в гостинице на Bayswater road, мы немедленно поехали на Пикадилли, где расположен магазин Virgin (вернее, по всему Лондону их много, но я отчетливо помнила только этот, да и Пикадилли, что бы там ни говорили про Парламент - истинный центр Лондона). Там были приобретены местные сим-карты по 10 фунтов (пять за подключение, пять на балансе). Затем я купила карточку British Telecom, тоже за 10 фунтов, устроенную по привычному принципу: телефонный номер в Англии, ПИН-код - и пожалуйста, набирайте любой нужный вам номер. В Москву я звонила три-четыре раза в день, говорила достаточно долго, и тем не менее, к концу нашего шестидневного пребывания там на карточке BT у меня осталось семь фунтов, а на балансе Virgin - около трех. Так что карточкой я поделилась с оставшимися в Англии на некоторое время друзьями, а симку увезла домой и собираюсь воспользоваться ею при поездке в следующем году - для этого с нее надо делать один звонок в год.

Про культуру

Вот за что я люблю Лондон - это за музеи. В эту поездку открытием для меня стала галерея Тейт - Tate Britain и Tate Modern. Раньше я до нее как-то не доходила. В первый же вечер, под проливным дождем, мы отправились в Tate Modern - здание бывшей электростанции на другом берегу реки, увенчанное мощной трубой. Вот бы, кстати подумала я, на казантипской АЭС музей сделать, там явно не дискотеки надо устраивать, а инсталляции. А теперь включите воображение - те, кто не видел этого потрясающего проекта. Представьте огромный машинный зал, метров двести длиной и метров тридцать высотой, с зеркальным потолком. Когда идешь по залу и смотришь наверх, то видишь себя - крохотную фигурку. На торцевой стене висит огромный полукруг из оранжевого матового стекла, подсвеченный оранжевыми лампами количеством 250 штук. Полукруг отражается в потолке, создавая ощущение заходящего солнца - причем перевернутого, так как из-за швов между зеркалами верхняя половина солнца кажется погруженной в море. И это все. Попадая туда, понимаешь, что цветов в мире нет - только оранжевый. Ну, еще черный, пожалуй. Все залито этим теплым светом. Ощущение непередаваемое, такого торжества чистого искусства и такого предельного минимализма я не видела никогда. Я даже не знаю, с чем сравнить воздействие этой инсталляции (автор - Olafur Eliasson, датчанин исландского происхождения, и это часть его так называемого Weather Project). Люди в зале ведут себя странно. Они сидят на полу и поют. Они лежат на полу компаниями по семь-восемь человек, изображая из себя осьминога и шевеля руками и ногами (в отражении на потолке это выглядит особенно впечатляюще). Одна девушка не переставая строчила что-то в блокноте, причем Данька, заглянувший туда еще днем, без нас, сказал, что она часов с трех так сидит. Если бы не холод, было бы полное ощущение пляжа, и глазеть на это неподвижное вечно закатное солнце можно часами…
А в Tate Britain мы отправились с утра в среду, перед самолетом и после посещения моего любимого магазина Marks & Spencer, с подачи Паши, который побывал там накануне, пока я трудилась на ярмарке. Там представлено то, что лично я ни в одном музее не видела - отличная коллекция романтической английской живописи XIX века. Встречаются очень интересные вещи, но больше всего мне понравился зал с портретами елизаветинских времен. Особенно хорош двойной портрет двух дам из одной семьи, каждая с младенцем на руках. Зрителю предлагается сосчитать различия, а сам портрет совершенно спокойно мог быть написан в XX веке. И вообще, там очень славно. Меня неизменно радуют целые классы детей, которых приводят в лондонские музеи приобщаться к национальному и мировому искусству. Мальчики и девочки 5-6 лет в яркой школьной форме валяются на полу с блокнотами, смеются, шушукаются и зарисовывают странные современные скульптуры. Donate to Tate, граждане, оно того стоит.
А вот выставка Босха и Брейгеля в Национальной галерее меня разочаровала. Маленькая комнатка, одна работа Босха, одна - Брейгеля, остальное - подражатели и ученики. Зато сама коллекция великолепная, мы с Пашей с удовольствием насладились нашими любимыми голландцами. А я - своим любимым Ван Гогом, напротив пяти картин которого в прошлом году я просидела полчаса. С моей подачи Паша потом посетил Музей Виктории и Альберта и проходил там несколько часов как завороженный, чего и вам всем желаю.

Про субботу

Суббота для меня была единственным полноценным свободным днем. Погода стояла изумительная, общество Даньки нам не грозило по причине его короткого знакомства с Марком Аврелием (см. ниже), и я решила показать Паше "свой" Лондон - свои любимые места. Мы отправились сначала в Национальную галерею, потом через St. James Park прошли к Вестминстерскому аббатству (где в этом году оказались, увы, закрыты очаровательные дворики), потом поехали погулять вокруг Тауэра (внутрь не пошли - дорого, и нет желания смотреть на тюрьму), посидели в пабе в доках, и завершили вечер на Ковент-гардене, где по субботам выступают клоуны, открыт рынок со всякими произведениями ремесленного искусства, и где надо внимательно следить за кошельками. Изначально я планировала в этот день поехать в Оксфорд, но ближе к поездке поняла, что сил на это у меня совершенно нет. Вот такой расслабленный день у нас получился. Вернее, у меня - я наконец отвлеклась от событий, наполнявших мою жизнь последние полтора месяца.

Про ярмарку, Испанию и потерю девственности

Ярмарка прошла как обычно. Кризис в британском книгоиздании, я должна заметить, продолжается. Снова и снова мне демонстрируют цветопробы страниц из книг, которые будут выпущены, например, осенью 2005 года. И спрашивают, интересно ли мне это в плане покупки прав. Конечно, интересно. Для начала интересно хотя бы тридцать страниц увидеть, а не две.
На коллективном стенде Испании висел черный бант и стояли цветы. В понедельник на ярмарке была объявлена минута молчания, но никто не замолчал - как и во Франкфурте через месяц после 11 сентября. Испанцы скорбели и говорили, что ненавидят Буша. Англичане же, выкатывая от ужаса глаза, сообщали мне, что теперь они боятся ездить в метро и в поездах в их славной столице. Я смотрела на них со смесью изумления и умиления. Еще год назад, когда я попала в Лондон в дни начала иракской войны и видела немыслимые демонстрации, парализовавшие весь транспорт в центре города, я с большой опаской спускалась в метро. Особенно страшно на ветке, ведущей в Heathrow - полный вагон чемоданов, и где чей, совершенно непонятно. Аборигены же, похоже, абсолютно не понимают, на какой пороховой бочке они живут уже давно. Логика, увы, печальна: да, где-то там, на неблагополучных окраинах цивилизации - в Израиле, России, Ираке - что-то взрывают. Ну да, 11 сентября. Ну, Америка - это понятно. А мы - тихая Европа, нас не тронут. Ан нет, не осталось в мире безопасных мест, разве что какая-нибудь Новая Зеландия. В общем, потеря невинности - штука болезненная. Конечно, в Англии очень следят за безопасностью в общественных местах, весь центр утыкан камерами, но увы, от террористов это не спасет…

Про Россию

На ярмарку я ездила на автобусах или на автобусе, а потом на метро. Еду с коллегами (встретилась с ними на остановке случайно, а вообще я просто счастлива, что мы в разных гостиницах жили). Вижу здание без опознавательных знаков и очередь из мрачных людей человек в тридцать. Что это, говорю? А это, говорят мне, российское посольство, NN (один из делегации) вчера туда голосовать ходил. А, думаю, ну-ну…
Новости с великой Родины долетали к нам по сарафанному радио. CNN в нашей гостинице не было, а по Би-Би-Си говорили про Испанию, а потом - про взрыв в Архангельске. Я даже ни разу не поймала сюжета о выборах Путина, хотя наверняка об этом упоминалось в новостях. Но как-то вскользь.

Про еду

Снова и снова убеждаюсь я в том, что хорошо поесть в Лондоне можно только за очень большие деньги. В первый вечер, когда Альбион был туманен, с неба лил дождь, а мы втроем с Данечкой, несмотря на это, поглощали культурные ценности, о которых выше, пришлось идти в дешевый итальянский ресторан - когда мальчики наконец созрели для поесть, кухни во всех пабах уже были закрыты (они работают до восьми, дальше можно только пить). Заказанную нами пасту принесли через пять минут, что, безусловно, свидетельствовало о том, что ее разогрели в микроволновке. Тем не менее, мы были такие голодные, что смолотили ее на раз, да и должна сказать, что блюда были относительно вкусны. Прикончив пасту, мы решили покурить под оставшееся вино. Принесите пепельницу, плиз, говорю я. Sure, отвечают мне, one moment. И не несут. Через пять минут уже Данечка повторяет просьбу. Бесполезно. Тут мы заподозрили, что попали в некурящий зал (нижний, подвальный, в верхнем места были только на проходе). И точно - после еще нескольких заверений со стороны официанта, что пепельница вот-вот будет, он сообщил нам, что курить нельзя. Вежливый, однако.
На следующий день мы ели в китайском ресторане в их местном Китай-городе, и это было правильно. Потом началась ярмарка и пара званых ужинов - например, в трехэтажном пентхаузе владельца империи Carlton на Green Park, куда я нагло притащила Пашку полюбоваться видом с балкона и поклевать канапе. А в понедельник я отправилась в дорогой французский ресторан со всеми полагающимися этой кухне изысками и изумительным крем-брюле. В последний же день Даня сказал: сейчас я поведу вас в модное китайско-японское заведение. Вот в это. Когда мы туда пришли, я увидела кухню и немедленно засомневалась в правильности выбора - там стояло несколько дымящихся чанов, вокруг которых бродили задумчивые негры в поварских колпаках. Нет-нет, все будет вкусно и замечательно, заверил меня Даня. И мы спустились вниз, в зал ресторана, напоминающий скорее столовку, с длинными столами в несколько рядов. Нас посадили на угол стола и выдали меню с жизнеутверждающим слоганом Positive eating + Positive living (в соответствии с ним курить там нельзя). Я выбрала лапшу удон с морепродуктами - соблазнилась осьминогами и королевскими креветками. Мальчики взяли по супчику с лапшой. Заказ официант не записывает - он заносит его в специальный электронный блокнотик, после чего тот немедленно высвечивается на компьютере на кухне и довольно быстро готовится. И это неудивительно. Мое блюдо тоже представляло собой практически супчик - похлебку с крупной недоваренной лапшой и неопознанными кусочками seafood на один вкус. Осьминоги, впрочем, идентифицировались легко по остаткам присосок. Доесть я это не смогла, аккуратно выловила все морепродукты, а лапшу отдала голодающим мужчинам. Но самое главное, что бульон во всех трех блюдах был абсолютно одинакового вкуса - из одного чана, вероятно. Впрочем, мороженое, которым я заела обиду, было вполне себе ничего. Но эту забегаловку я бы никому не порекомендовала, несмотря на дешевизну - по 10 фунтов на человека.

Про пабы

Могу порекомендовать одно совершенно замечательное место - паб Dickens Inn в доках св. Катерины возле Тауэрского моста. Это трехэтажное заведение, внизу собственно паб, повыше - итальянский ресторан (так себе и дорогой), на третьем этаже гриль-ресторан, там я не была. Но паб замечательный, сортов эля там штук шесть, плюс традиционный Guinness и светлые сорта. И само место на редкость уютное - такая маленькая Голландия чуть в стороне от центра Лондона.
А в самый первый вечер, когда мы с Пашей падали с ног, Даню позвали пить куда-то на всю ночь. Смской. We are at Mark on Bayswater, говорят. А где Bayswater, спрашивает меня Даня. Я говорю - мы там живем, поехали вместе, только пить мы не пойдем, сил нет. Только, говорю, не знаю, что это за Марк такой (понятно, что это название паба), спроси у них адрес. Он отправляет смску с вопросом, в ответ приходит раздраженное: Go to tube station and ask for Mark Aurelius. Служитель станции, увы, паба такого не знал, да и Марка Аврелия, боюсь, тоже. Но Данечка таки нашел искомое и на следующий день проявился только около трех часов дня.

Про культурный шок

Пашу ждало два культурных шока: по прибытии и по возвращении. Из аэропорта в гостиницу мы ехали на метро. "А где англосаксы?" - недоуменно вопросил мой муж, когда народ с чемоданами стал постепенно выходить, сменяясь привычной лондонской публикой. Какие там англосаксы! Черные, индусы, итальянцы, арабы… Зато в Национальной галерее я обратила его внимание на то, что англосаксов вокруг стало гораздо больше (там, я должна заметить, далеко не одни туристы бродят, примерно половина на половину).
А второй культурный шок был в Москве. Едем из Шереметьева на машине, а вокруг снег… и грязь… я-то привыкла уже, а вот Пашке тяжко пришлось. Климат и грязь - вот из-за чего я бы оставила нашу страну. Но ведь тяжело нести, а бросить жалко...

Про моего сына

Мобильник Левкин кириллицу не понимает, это мой старый аппарат. Поэтому смски мне он пытается писать по-английски. Например: Mother, mogno v Internet? And kupi milk, please. Так вот, стало быть, едем мы из Шереметьева, и приходит мне смска следующего содержания: Makaroni s glazyn'jei i s cheese, and s ketchupom, and s gorchicei? - With all my pleasure, отвечаю я. Приезжаем - а нас ждет накрытый ужин на троих. Без вина, правда. И вообще Лева сказал, что выбирать было не из чего особенно, поэтому пришлось делать макароны с глазуньей. Зато сыру натер щедро, целую миску. Вот такой у меня мальчик замечательный.
Tags: Лондон, путешествия
Subscribe

  • Предновогодняя детка

    Фото авторства замечательной ann_d.

  • Год!

    Вчера исполнилось. Даже не верится :) Фото - ann_d

  • Путешествие года

    Путешествием года - собственно, единственным для меня, потому что беременная я никуда не летала - стала поездка на Крит в сентябре, с пятимесячной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Предновогодняя детка

    Фото авторства замечательной ann_d.

  • Год!

    Вчера исполнилось. Даже не верится :) Фото - ann_d

  • Путешествие года

    Путешествием года - собственно, единственным для меня, потому что беременная я никуда не летала - стала поездка на Крит в сентябре, с пятимесячной…