Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Именины сердца. Часть третья – бытовая и обалдевшая

Проснувшись в воскресенье поутру, я обнаружила, что на улице льет дождь и очень холодно. Тогда я сначала отправилась в любезно подсказанный Лорой супермаркет за углом за едой на завтрак, а потом, полистав путеводитель, на блошиный рынок в Монтрее покупать теплую куртку. И купила. Давай, говорю, скорее, мужик, некогда мне выбирать. Холодно мне. За пять евро. Она, правда, красится слегка, но вообще мне нравится. И шарф шелковый я себе там купила, тоже за пять евро – два слоя синего прозрачного шелка, а между ними – струящиеся золотые нити. А вообще не понравилось мне там – куча дерьма какого-то секондхэндного в ящиках, всяких антикварных интересностей почти нет, и дохлая крыса на выходе валяется.



Ну вот. Дождь все лил, а Париж лежал передо мной неизведанный. Я решила, что дождь не помеха, и направилась на кладбище Пер-Лашез, благо оно было рядышком. Самое время в такую погоду по кладбищу ходить. Кладбище оказалось запутанным, и могилу Моррисона я нашла после третьего круга по соответствующему участку. Закурила сигарету (надо было косяк, конечно, но я еще не успела сориентироваться), и тут ко мне пристал местный сумасшедший. О, говорит, да ты фанатка Моррисона. Ну, говорю, типа. Я тоже, говорит. Вот смотри, видишь, какая у меня майка? Это Моррисон. Вижу, послушно говорю я. А вот еще одна (задирает майку). Ага, говорю я. А вот еще одна (задирает вторую майку). Достаточно, говорю, спасибо. Я тут почти живу, сообщает мне парень. Я догадалась, говорю я. Хочешь, говорит, я тебе Шопена покажу? Нет, говорю, спасибо, я предпочитаю одна ходить. Зря, кстати, отказалась, я его так и не нашла. Зато обнаружила могилу Пиаф, совершенно незаметную, с маленькой фотографией. А также странное надгробие Оскара Уайльда и один из самых знаменитых памятников – застреленному в XIX веке журналисту. Он лежит на плите в натуральную величину, такой, какой он был, когда его убили. Считается, что если подержаться за выпуклость под штанами, это поспособствует деторождению. Выпуклость затерта до дыр.

Потом я сказала себе – что ты делаешь, Танечка? Что ты страдаешь фигней и бродишь по кладбищу, отыскивая могилы знаменитостей? И отправилась дальше. Отвлекаться на такие мелочи, как покупка проездного, мне было лень, я думала, что по Парижу можно и пешком передвигаться, сил-то много было в первый день. И через площадь Бастилии дошла постепенно до острова Сен-Иль, а оттуда – до Нотр-Дама. Наверх подниматься поленилась (очередь была большая), зато обошла его вокруг и зашла внутрь, где, как и было обещано в путеводителе, начинался концерт органной музыки. В первом рассмотрении собор мне не очень понравился, особенно в сравнении с Кельнским и Миланским, где я была накануне. И орган там слабенький; кроме того, погрузиться в восприятие музыки, когда вокруг бродят толпы людей с фотоаппаратами, совершенно невозможно.

Зато Сен-Шапель произвела на меня неизгладимое впечатление. Там, кто не знает, верхняя капелла состоит практически из одних витражей. Когда я туда вошла, наконец выглянуло солнце, создав полное впечатление, что я нахожусь в какой-то волшебной шкатулке. И вообще, в Париже столько готических церквей, тихих и совершенно изумительных, что Нотр-Дам по сравнению с ними просто отдыхает. Сен-Северен, например, в Латинском квартале. Чуть позже я обнаружила церковь XI века, прихожанином которой был Данте (она рядом с магазином Shakespeare & Co.). Сейчас она принадлежит греко-католической общине, и иконы там почти православного вида.

Латинский квартал – пожалуй, самый милый район Парижа, даже на Монмартре не так уютно. Там я поела в одном из ресторанчиков (там почему-то греческих очень много), зашла в Shakespeare & Co., посмотрела на внука Уитмена, который держит эту лавку, ничего себе не приглядела (все-таки очень я обалдевшая была от этого города) и отправилась на полупешеходную и совершенно прелестную улицу Муфтар, полную всяких заманчивых лавочек, ресторанчиков и площадей.

Вот эти площади и скверы – пожалуй, самое сильное мое впечатление. Маленькие, затертые среди помпезных фасадов с узорчатыми балконами, с фонтанами или без, с потрясающими клумбами… Не знаю, кто там подбирает цветы для уличных и парковых клумб, но делается это совершенно мастерски. В Тюильри, например, посажены черные и бледно-розовые тюльпаны. А какие там анютины глазки!

Дело шло к вечеру. Я решила дойти до реки, а там сесть в метро. По пути я набрела на древнеримские арены Лютеции – кусочек античности среди современного Парижа, огромный цирк, где не было ни души, лишь какая-то парочка сидела (причем парень немедленно опустил вниз большой палец при моем появлении), да горлицы просили чекушку. Потом я вышла на набережную, превращенную в музей довольно посредственной современной скульптуры под открытым небом. И тут я пожалела, что не купила проездной утром – кассы на всех станциях метро были уже закрыты, и после третьей станции я оставила попытки и по улице Риволи и рю де ла Рокетт из последних сил доплелась до своего бульвара Вольтера. По пути я купила бутылку вина. Был ли в квартире штопор, я не знала, но была морально готова выковыривать пробку ножом. Однако штопор, разумеется, нашелся, и вечер был завершен перед тарелкой с сырами, поедаемыми под красное вино. Волшебно, в общем, завершен.

Так что на следующее утро я первым делом купила carte orange на неделю за 14,50 евро (только фотография для него нужна). Лора мне с патриотическим пафосом говорила, что парижское метро куда лучше и удобнее лондонского. Не сказала бы. Переходы длинные, эскалаторов мало, а ножки болят… Ориентироваться в нем, правда, очень легко – как и в Лондоне и Берлине. Очень много безбилетников – на глазах у кассиров люди перескакивают через турникеты. Правда, один раз в центре у меня в переходе проверили билет. Очень много музыкантов в вагоне, с аккордеонами либо саксофонами, и даже с усилителями. Чтобы закончить с темой метро, сообщу, что я покаталась по четырнадцатой линии, где поезда без машиниста и объявляют станции. Никаких особых впечатлений, должна заметить. И еще там есть такие же поезда, как в Берлине (на первой линии, которая ведет к Дефансу) – такие кишки без дверей между вагонами. От контролеров удобно убегать, должно быть.

Итак, на второй день своего пребывания в Париже я отправилась на Монмартр, по второй линии, через станцию Сталинград…

(продолжение следует)
Tags: Париж, путешествия
Subscribe

  • Про фестиваль молодежи в 1957 году

    Разбирая документы и архивы, я нашла девичий дневник своей мамы - и с нежностью и грустью прочитала от корки до корки. И там есть кусок, который, как…

  • Ровесники, ау!

    В продолжение предыдущего поста, на тему детских неврозов - а вы боялись в детстве ядерной войны? Я помню, что я лет в семь или восемь, что ли,…

  • Балтика, сердце мое

    Увидела сегодня эту фотографию сначала в метро, а потом - в посте mi3ch. Называется "На Балтийском море". И вспомнила, как мы с мамой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments