Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Именины сердца. Часть четвертая – прогулочная

В свое время, возвращаясь из Италии «Эйр-Франсом», я пролетела над Парижем как та фанера (кстати, буду признательна тому, кто объяснит мне происхождение этой идиотской поговорки). Еще тогда, с воздуха, меня поразила его геометрическая простота и компактность. И вот этот город, большой и маленький, такой разный, стал на неделю моим. В первый день я плохо осознавала, куда иду, но потом стала гулять по нему уже «со смыслом».



Монмартр не произвел на меня оглушительного впечатления – слишком уж много там туристов и художников, буквально хватающих тебя за руки. Хотя холмистую местность в городе я очень даже люблю.

107,95 КБ

Я всласть нагулялась по его улочкам, выбирая самые пустынные, где поменьше народу. Попила вина в кафе рядом со знаменитыми виноградниками, которые община художников высадила на северном склоне холма. Послушала доносившиеся из-за угла звуки скрипки. Впервые увидела Эйфелеву башню:

104,34 КБ

Спустившись с холма, я отправилась к пляс Пигаль, мимо бесчисленных секс-шопов и страшных, как смерть, пятидесятилетних проституток, со следами пластики на лице, прямо как в фильмах Иоселиани. По пути мне попался музей эротики, привлекший мое внимание удивительными приспособлениями в витрине. Дай, думаю, зайду. Интересный оказался музей, на семи этажах, правда, зальчики маленькие. На первых трех – сплошь хуи и всякие древние артефакты, индийские, японские, латиноамериканские и проч. Очень занимательно и познавательно, кстати. Дальше начались всякие фотографии с уклоном в садо-мазо, а также демонстрация чудовищной порнухи двадцатых годов. На самом верхнем этаже лежала книга отзывов. Там тоже были сплошь хуи, нарисованные молодежью. И среди этого разнообразия – вот такая запись, от которой, признаться, я просто рухнула:

67,00 КБ

Больше в этом гнезде разврата делать было нечего, и я поехала в Дефанс – парижский Нью-Йорк, деловую окраину Парижа, где сосредоточено большинство высотных зданий. Арка Дефанс, огромный белый прямоугольник, замыкает триумфальный путь «Лувр – Елисейские поля – Триумфальная арка». Говорят, что под ней может поместиться Нотр-Дам – похоже на то.

68,25 КБ

Смотровая площадка наверху была закрыта «по соображениям безопасности». Я побродила среди небоскребов и странных скульптур (например, изображение большого пальца метров в двадцать высотой), взяла себе в кафе бутерброд и стакан сока и уселась перед огромным уличным экраном, на котором под музыку, до боли напоминающую Таривердиева, шел познавательный фильм о том, как все это великолепие возводилось начиная с 1960 года под чутким руководством Миттерана, у которого Лужкову, я должна заметить, еще учиться и учиться. Дальше мой путь лежал на Елисейские поля.

69,31 КБ

Я дошла до Тюильри, но гулять по парку сил у меня уже не было. Тогда я свернула в район Ле-Аль, с интересом осмотрела фонтан Стравинского и центр Помпиду, но в сам музей не пошла – откровенно пожалела денег на современное искусство, к которому не питаю особых чувств. В этом районе я и пробродила до вечера – посмотрела на дом Фламеля, самый старый в Париже, на тот дом, в котором умер Моррисон, на удивительно гармоничную площадь Вогезов… Вечер завершился так же, как и предыдущий – под вино и разнообразные сыры, с книжечкой в руках.

На следующий день я решила поставить еще одну галочку и, посетив пару музеев на левом берегу (о чем в следующий раз), отправилась к Эйфелевой башне. Надо сказать, что она производит исключительное впечатление либо издали, либо освещенная вечером (они еще в начале каждого часа какую-то мерцающую иллюминацию на ней включают на десять минут), либо когда ты уже внутри конструкции. При подходе к ней она выглядит просто устрашающе – какой-то старой и грязной. Кроме того, там, разумеется, толпы народу, куча продавцов, трясущих у вас перед носом связками брелков соответствующей конфигурации, и куча карманников с деловыми лицами, как внизу, так и на всех смотровых площадках. Ноги свои я пожалела и поехала на лифте (зато спускалась пешком). С технической точки зрения это, конечно, совершенство.

80,04 КБ

В принципе, интересующийся человек может запросто провести там полдня, если задастся целью прочитать все таблички с историей сооружения. Кроме того, наверху там оборудована комнатка, где сидят восковые Эдисон и Эйфель, а также неопознанная дама. Под лифтами – фигуры операторов, чтобы показать, как лифты управлялись раньше (страшно даже представить, что чувствовали эти люди, даже мне, не боящейся высоты, стало не по себе, когда лифт взмыл на третий, самый верхний, уровень, где, кстати, у меня отрубился мобильник). Париж с высоты красив, но день был, к сожалению, довольно пасмурный. Меня поразило то, что с самой верхней площадки Монмартр уже не кажется никаким холмом.

Вечером этого дня я переехала к Свете, на Монпарнас. Муж ее – скульптор, и жила я в их трехэтажной квартире-мастерской, на втором этаже, в их кабинете. Приняли они меня удивительно хорошо, правда, Жерар совсем не говорил по-английски, что не мешало нам, впрочем, прекрасно общаться. В частности, мы обсуждали проблему ношения платков мусульманками во французских школах. Ушлые девочки придумали ходить в банданах – пусть хоть чем-нибудь голова будет покрыта. Но нет, французский минобраз был начеку и банданы тоже запретил. Ночь я провела с их кошкой Душкой, которую они зовут Le Douche, причем интересно, что Света разговаривает с ней по-французски. А следующий день был посвящен Монпарнасу и Сен-Жермен, совершенно чудесным районам, насыщенным такими культурными ассоциациями, что дух захватывает. Я не могла отказать себе в удовольствии выпить вина в Closerie de Lilas за столиком Бретона и пива в Lipp. Вообще, левый берег нравится мне гораздо больше правого, помпезного и официозного. Хотя район бульваров с их роскошью, соседствующей с милыми двориками-пассажами, мне очень понравился. И особое впечатление – это Пале-Руаяль, совершенно дивный оазис тишины и покоя в самом сердце Парижа. Была я и на Лебедином острове, где стоит статуя Свободы, и в квартале Отёй, где видела дома, построенные Корбюзье и Гимаром.

Вечером четверга мы отправились вести светскую жизнь в ночной клуб, где был заявлен цыганский джаз, оказавшийся при ближайшем рассмотрении вполне себе еврейско-южнославянским. Очень симпатичные мальчики, надо сказать. Поначалу они много лажали, но потом разыгрались, а когда еще и приглашенные звезды с ними сыграли – некий педерастического вида Жерар на губной гармошке и саксофонист, имени которого я не запомнила – так вообще все стало хорошо. Странно, что у них там танцевать во время концертов не принято, у нас бы все плясали давно.

Продолжение следует…
Tags: Париж, путешествия, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments