Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Именины сердца. Часть пятая – музейная

Вообще-то я не очень люблю ходить по музеям и всегда при посещении незнакомого города выбираю лишь парочку-троечку. Скажем, в музей Пикассо в Париже я не пошла, да и в музей Моне тоже. Но, разумеется, побывать в Париже и не побывать в Лувре – сие невозможно.


Если я скажу, что Лувр необъятен – ничего нового не скажу. Если скажу, что на один египетский отдел, не говоря уже о греках и этрусках, нужен целый день – тоже ничего нового не скажу. После некоторых колебаний я таки выбрала для осмотра живопись – и не могу сказать, что пожалела об этом. Скажем, обнаружила несколько неизвестных мне работ Боттичелли, которого нежно люблю, а также Рафаэля, которого люблю не так нежно, но все же. Очень славный там сейчас зал с рисунками Энгра, правда, насколько я поняла, это временная выставка. Дошла я, разумеется, и до Джоконды, протолкалась сквозь толпу к заборчику… и почувствовала, что по лицу у меня текут слезы. Некоторое время я не могла понять, что это со мной, вроде бы, излишней эмоциональностью в общении с произведениями искусства я никогда не отличалась. А потом поняла. Мне стало ее жалко. Что бы там ни говорили, но эта женщина – вполне живая. Не знаю уж, Бог или дьявол помогал ему писать ее портрет, и ее ли это портрет, и т.д. и т.п., но она настоящая. Я просто поставила себя на ее место. Если бы мне каждые две секунды разные уроды щелкали в глаза вспышками (примчался – щелкнул цифровиком или телефоном (!) – и побежал дальше хавать культурку), мне бы это вряд ли доставило удовольствие.

Около Джоконды я простояла минут двадцать, все пыталась абстрагироваться от туристов с камерами, толкавшими меня со всех сторон. А потом пошла к голландцам и прочим европейцам, которые там, кстати сказать, не ахти. Правда, дюреровских там есть пара вещей, Кранаха и Гольбейна моих любимых.

Дело шло к вечеру, ног у меня уже не было, я падала на каждый встречный диванчик.

70,39 КБ

Засобиравшись было домой, я вдруг обнаружила в плане, что в тех европейских залах представлена русская живопись. Оппа, подумала я. На моей памяти это был первый случай, когда в европейской галерее мне встречались русские художники. И за державу мне всегда было обидно. Но зал был расположен в самом дальнем конце крыла Ришелье… а ноги болели… и идти туда не было сил… Нет, блин, думаю, дойду, измучаюсь же потом вопросом, кто это был. И пошла таки из последних сил…

Люди! Это были Левицкий и Боровиковский. По одной картине на каждого. И усе. Занавес.

Пойдя на следующий день в музей Орсэ, я поняла, насколько же разумнее устраивать музеи в бывших вокзалах, а не во дворцах. Не говоря уже о том, что он гораздо компактнее Лувра. И план там есть на русском языке (пустячок, а приятно). Да и импрессионистов я все же очень люблю. Сколько же там было картин, которых я нигде не видела в репродукциях! Абсолютно новые для меня вещи Дега, например. Или всякие Пюви де Шаванны и Моро на первом этаже, которых я не очень знаю, и знакомству с которыми была очень рада. Второй этаж порадовал залами прикладного искусства (люблю модерн во всех проявлениях), а также картинами Репина, Серова, Пастернака и Ге, удовлетворившими мои патриотические чувства. Ну, а этаж импрессионистов… что тут скажешь. Там совершенно дивные зальчики пастелей Тулуз-Лотрека, Редона и Дега, зал Ван-Гога, из которого я не могла уйти в течение получаса. Гогена маловато, зато есть понт-авенская школа, которую я тоже знаю, как выяснилось, меньше, чем хотелось бы.

Кроме этих двух китов музейного Парижа, я посетила на редкость славный музей Родена, экспонаты которого гораздо более эротичны, чем экспонаты соответствующего музея на Пигаль.

85,10 КБ

Ну, и не смогла я удержаться, чтобы не залезть в парижские клоаки – музей канализации, что возле моста Альма. Если бы не вонь (не тем, что вы подумали, а просто сточной водой), то впечатления были бы только положительными. На редкость интересная экспозиция; в частности, я была поражена, узнав о существовании целых династий ассенизаторов. Кстати, хозяева мои и не подозревали о существовании в Париже такого музея, и когда я стала им рассказывать, решили, что я полезла в катакомбы (а я не полезла, нервы свои пожалела).

Ну, и наконец, вот этот туалет, расположенный возле помпезной церкви Мадлен, я тоже не могу не отнести к музеям.

91,90 КБ

Потрясающий сортир, модерн, опять же. Воспользоваться кабинкой стоит 41 цент, а писсуаром, который по-французски называется уринуаром – 31 цент. Дискриминация, однако.

Окончание следует…
Tags: Париж, путешествия, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments