Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Доктор Хайдер снова начал есть

Что-то живые легенды уходят одна за другой. Начну свой текст in memoria издалека.

Когда я училась в 10-м классе, наша учительница истории, женщина суровая, но справедливая (и заслуживающая отдельного рассказа, который я когда-нибудь напишу), подозвала меня к себе и спросила: ты ведь на филфак собралась? - Так точно, ответила я. - Значит, по истории тебе пятерка нужна? - Да вроде, говорю, она так и так будет. - Не будет, если реферата по истории не напишешь для районной олимпиады. На тему "Письмо сверстнику в XXI век о перестройке". - Не вопрос, сказала я.

И я отправилась писать реферат. В тот момент у меня был магнитофон "Электроника" и куча разных кассет, в том числе три кассеты Битлз. Я надела наушники, взяла пачку писчей бумаги и писала, пока не закончилась третья кассета. Я не помню ни одной подробности текста - к сожалению, потому что почитать это сейчас было бы весьма любопытно. Скажем, не пройдет и трех лет, как мой крестник (которого я поздравляю еще раз) достигнет моего возраста в 1987 году. Но реферат, скорее всего, погребен где-то в архивах роно, а то и выброшен.



У меня получилось 24 страницы убористого текста от руки, с помарками и стертыми карандашными заметками. И я поехала в какой-то то ли дом пионеров, то ли аналогичную организацию на районную олимпиаду по истории. И, поскольку язык мой был подвешен хорошо, неожиданно для себя заняла там первое место. (Что же все-таки я там написала?) Учительница истории была страшно горда мной. Теперь, сказала она, ты поедешь защищать честь нашей школы на городскую олимпиаду, в музей Ленина. Не вопрос, опять же ответила я. Но, говорю, текст-то у меня отобрали, как же готовиться? Иди в роно, сказала учительница.

Я явилась в роно и потребовала свое произведение для подготовки к городской олимпиаде. "Но вы же можете пользоваться черновиками!" - воскликнула соответствующая тетушка. "Какими черновиками?" - "Вы что, писали без черновиков?!!!"

В этот момент я уже поняла, что на городской олимпиаде мне мало что светит. Но все же - день без уроков, весна, центр, кафе-мороженое "Космос" на улице Горького, которое я планировала посетить, когда все закончится... В назначенный день в сопровождении подруги Иры, выделенной мне для моральной поддержки, я отправилась по месту назначения.

Сначала была экскурсия по музею, который я посещала в первый и последний раз в жизни. Я помню, как я разглядывала ленинские рукописи, удивляясь тому, что на полях нет никаких рисунков. Понятно, что никто и не ожидал увидеть там изящные ножки или женские головки, но хоть что-то перо вождя должно было чертить, когда он пребывал в состоянии задумчивости?

Наконец мы проследовали в нужную комнату, и я стала ждать своей очереди. Мне становилось все более и более смешно. Меня окружали сплошь мальчики в красивых галстуках, которые всерьез обсуждали свои перспективы на этой олимпиаде и влияние ее результатов на поступление в МГИМО. Наконец я села за столик к двум тетушкам в шерстяных костюмах и с перманентом. Первым делом они меня пожурили. "Ну как же вы могли в таком виде подать ваш реферат на олимпиаду? Вот посмотрите, - сказала тетка №1, показывая мне отпечатанный на машинке и переплетенный реферат будущего студента МГИМО, - вот как надо подавать! А у вас от руки написано, и помарки... и вот тут карандаш! Ладно, излагайте."

Я стала излагать. Однако минут через пять меня перебила тетка №2. "Что вы можете сказать о положении рабочих в Сомали?" - спросила она. "Ничего конкретного, - ответила я, еле сдерживая смех, - но подозреваю, что им там непросто приходится". Тетки обменялись снисходительными взглядами. Я помолчала для приличия и вернулась к письму моему сверстнику о перестройке. Но не тут-то было.

"Как вы относитесь к голодовке доктора Хайдера?" - спросила тетка №1. И тут я поняла, что этот театр абсурда мне надоел - во мне проснулась дочь шестидесятников. "Отрицательно", - сказала я, глядя ей прямо в глаза. Тетки покраснели и раздулись, как тетушка Мардж, в тот момент еще мирно дремавшая в закоулках фантазии английской девочки Джоанны Роулинг. Пользуясь немой сценой, я продолжала: "Человек не вправе отнимать у себя жизнь, не им себе данную. Бороться за мир можно и другими способами". Тетки, похоже, окончательно потеряли дар речи. И тогда я сделала контрольный выстрел. "Вот увидите, - сказала я, - он снимет голодовку и попробует воспользоваться своей популярностью в политических целях".

Устами младенца, меж тем, глаголила истина - Хайдер действительно пытался баллотироваться в президенты США. Учительнице истории я не стала пересказывать подробностей моей беседы с тетками. Она расстроилась, конечно, но пятерку мне поставила.

Спите спокойно, доктор Хайдер. Пусть земля вам будет пухом.
Tags: воспоминания, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments