Те.Бе. (odalizka) wrote,
Те.Бе.
odalizka

Из старого - мой один день в Риме

Навеяно итальянскими заметками taurissima. Публикую здесь свои старые заметки, это весна 2003 года.



В прошлом году у меня уже были планы посетить вечный город после окончания детской книжной ярмарки в Болонье. Но тогда в силу разных обстоятельств мне пришлось менять билет, забирать из типографии под Римом образцы некоего каталога, который срочно нужен был в Москве, и везти его на Родину. Поэтому я приехала в Рим ночным поездом, и в половине седьмого утра редкие проснувшиеся горожане могли с удивлением наблюдать перемещающуюся по привокзальным улицам барышню с чемоданом (поскольку камера хранения еще не работала). А в половине восьмого я уже тряслась в электричке по направлению к пригороду, где находилась типография.
Но на этот раз ничто не должно было помешать моим планам. Ярмарка в Болонье продолжается со среды по субботу включительно, но на субботу я никаких встреч назначать не стала, чтобы утром уехать в Рим и провести там целый день, а в воскресенье улететь. Мои коллеги же собирались в это же время во Флоренцию, в дико дорогой отель в ее окрестностях, с рыбалкой, горами, озерами и прочими красотами природы. Прилетели мы, как всегда, в Милан, взяли там в машину и под палящим солнцем за два часа доехали до Модены, знаменитой своими «Феррари» да лучшей в Италии кухней. От Модены до Болоньи всего сорок километров, и мы там останавливаемся уже много лет. Еще по пути я заметила странную вещь: на многих домах с окон и балконов свисали полосатые, всех цветов радуги флаги, которые легко можно было бы принять за флаги гомосексуалистов, если бы не слово Pace на них; это были последствия манифестаций против войны. Очень удобно – вывесил флаг рядом с сохнущими на солнце подштанниками – и типа выразил свою гражданскую позицию…

На следующий день началась ярмарка, отличавшаяся от предыдущих относительной безлюдностью и тишиной. Видимо, мировой интерес к детской литературе угасает, что печально. Кроме того, не приехали многие американцы, лицемерно объяснявшие свое решение желанием „быть со своей страной в это сложное время“. На самом деле, я думаю, они боялись, что им морду набьют. Мимо китайских и гонконгских стендов мы, опасаясь SARS’a, ходили, опустив глаза долу и стараясь не дышать. Вечера мы проводили в чудесных ресторанах Болоньи и Модены; на второй день нас пригласил владелец одного довольно крупного издательства, с которым мы давно сотрудничаем, человек с интереснейшей биографией: спортсмен в юности, увлекшийся впоследствии фотографией (его книги о всяких экзотических странах я очень люблю рассматривать в минуту жизни трудную), а потом основавший свою фирму, не самую последнюю на книжном рынке моей любимой страны. Он рассказал, как в 1970 году в составе какой-то молодежной сборной он приехал в СССР, в Москву, а потом в Минск, где проходили соревнования; в один прекрасный вечер в дверь его с другом номера постучали, вошли два молодых человека с чемоданчиком и предложили иностранным гостям приобрести антиквариат. Марчелло купил распятие и икону-триптих в золоченой оправе и отдал за это дело пару шерстяных носков и двадцать долларов… в этом месте мне стало решительно обидно за державу…

А на следующее утро, распрощавшись с коллегами, я уже в половине девятого села на поезд, идущий в Рим, и к полудню оказалась в вечном городе. Гостиница моя была прямо рядом с вокзалом, от которого до аэропорта шел прямой поезд. Это не самый приятный район, но одну ночь там вполне можно провести. Я побросала вещи, сунула в сумку фотоаппарат, пленку и карту, и отправилась в путь. Говорить о Риме трудно. Кто-то сказал мне, что небо там выше, чем в других местах Земли – это действительно так. Когда ты идешь по узкой, довольно грязной улице, полной всяких лавчонок, когда мимо тебя проносятся мотороллеры и машины, и вдруг это все кончается и ты оказываешься на открытом пространстве, и перед тобой развалины Колизея, и форумы, и вокруг растут туи и кипарисы, и цветет вишня, и деревья увешаны золотыми апельсинами, а над головой ослепительное лазурное небо… в общем, это невозможно описать. Увидев очередь за билетами в Колизей, я дрогнула, внутрь решила не ходить и отправилась гулять по форумам – месте, где на одном квадратном метре площади сконцентрировано столько архитектурных и археологических древностей, что примерно через пять минут прогулки начинает гудеть голова. Попадая в какой-то город в первый раз, я обычно не утруждаю себя чтением путеводителя, поэтому я не могу здесь назвать все объекты, которые встретились мне на пути. Моя цель – проникнуться духом, настроением города, что, забегая вперед, мне вполне удалось. Возле входа на Палатинский холм, где, как известно, был основан Рим, я увидела неприметную кассу, в которой в очереди стояло от силы три человека, а билет был действителен и на холм, и в Колизей (так что не зря я в той очереди стоять не стала). Я поднялась на холм и провела там часа полтора, как потерянная бродя среди развалин, вилл и потрясающих растений (там такой мини-ботанический сад). Многие люди приходят туда просто балдеть – иначе не скажешь. Тут и там мне встречались люди от 16 до 80, просто лежащие на траве и глядящие в синее небо… Кроме того, с холма открывается потрясающий вид на город.

Спустившись с холма, я все-таки отправилась в Колизей – не пропадать же билету. Не могу не отметить мудрость людей, которые устроили там лифт для подъема на верхний ярус, потому что, несмотря на раннее еще время, ноги мои после хождения по булыжнику уже начали болеть. Кто-то в свое время говорил мне, что в Колизее внутри делать нечего – поверьте мне, это не так, это надо видеть, и это пространство надо ощутить. Из проемов открываются чудесные виды; если мысленно отвлечься от разноязыкого гомона туристов, то можно услышать рев львов и гиканье сытой публики… короче, да здравствует этот островок античности, сохранившийся в центре шумного современного города. Выйдя из Колизея, я насквозь прошла через форумы, щелкая фотоаппаратом буквально на каждом шагу – настолько там красиво. А потом форумы закончились – и я снова попала в наше время.

Пьяцца Навона, пьяцца Колонна – по узким улочкам, от площади к площади, от одного поэтичного названия к другому. Ноги сами вынесли меня к Пантеону, огромному и несколько нелепому круглому сооружению, зажатому домами на крохотной площади. Там, в кафе на площади, я перекусила и отправилась в Ватикан – по улочкам и по мосту Ангелов, ведущему прямо к замку Святого Ангела, зданию массивному, нелепому и при этом элегантному. Оттуда к собору святого Петра вел широкий проспект; я шла по солнечной стороне, жмурясь от яркого солнца, и не переставала восхищаться приближающимся центром христианского мира. Храм произвел на меня самое неизгладимое впечатление. Пожалуй, лишь при виде Кельнского собора я издавала такие же нечленораздельные звуки восхищения. Центральный римский храм потрясает как внутри, так и снаружи. Весь белый, воздушный, ажурный, он окружен колоннадой вокруг площади, где расставлены стулья – для того, чтобы слушать Папу. Изумительной красоты потолок, Пьета Микеланджело за стеклом, витраж с голубем – символом Святого Духа – в алтаре, который, видимо, подсвечивается лампочками, лучи пыльного света, проходящие сквозь окна в куполе, величественные скульптуры. Я видела очереди на исповедь к кабинкам, в которых сидели священники, говорящие на многих европейских языках; если священник занят, над кабинкой горит красная лампочка – как в туалете, прости Господи. Я спустилась в нижний храм, где покоятся мощи св. Петра, потом поднялась под купол собора, где впервые ощутила головокружение от высоты, и на смотровую площадку вокруг купола, откуда открывается поразительный вид на Рим. К сожалению, я не попала в Сикстинскую капеллу – услужливые охранники сообщили мне, что она откроется только в понедельник… а в понедельник я уже была в заснеженной Москве, но не будем забегать вперед.

Дело шло к вечеру. Я вновь перешла через Тибр и направилась к вилле Боргезе, изящному парку на одном из римских холмов. Признаться, ноги уже начали отказывать мне, поэтому в парке я падала на каждую попавшуюся мне скамейку. До зоопарка я не дошла, хотя крики несчастных животных в сумерках – трещине между мирами – слышала. Когда уже совсем стемнело, я миновала виллу Медичи, где сейчас французский культурный центр, и по удивительной лестнице на пьяцца ди Спанья, старательно обходя голосистых римских подростков, сидевших на ступеньках, спустилась вниз, на грешную землю. Сказка кончилась.
Tags: Италия, путешествия
Subscribe

  • С Днем донора!

    Флешмоб, в котором приятно поучаствовать. Фотографии с кресла у меня, правда, нет, но это неважно. И я рада, что не только сама приучила себя…

  • Давайте говорить друг другу комплименты

    В рамках поднятия духа и создания новогоднего настроения feruza придумала чудесный флешмоб. Условия просты: 1. Вы оставляете…

  • Я не умею всего уметь

    Не знаю, зачем, но решила поучаствовать в флешмобе. erdweibchen считает, что я умею: 1. делать, что надо (и будь, что будет). Это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • С Днем донора!

    Флешмоб, в котором приятно поучаствовать. Фотографии с кресла у меня, правда, нет, но это неважно. И я рада, что не только сама приучила себя…

  • Давайте говорить друг другу комплименты

    В рамках поднятия духа и создания новогоднего настроения feruza придумала чудесный флешмоб. Условия просты: 1. Вы оставляете…

  • Я не умею всего уметь

    Не знаю, зачем, но решила поучаствовать в флешмобе. erdweibchen считает, что я умею: 1. делать, что надо (и будь, что будет). Это…